445000.ru - индекс Тольятти
Тольятти
01.06.2007 10:51 · Жигулевский Сусанин

Лесной отшельник– Этого не может быть! – такой была моя первая мысль, когда я увидел мужичка. Еще бы, от Верблюда по прямой километра четыре, а прошло всего-то часа два.

Двигались мы на северо-запад. У нас в лагере на Верблюде закончилась вода, дождя не было, вот тогда-то и возникла мысль сходить в Каменную Чашу через ширяевский овраг. За водой пошли трое – Я, Женя и Слава. С собой взяли старый вещмешок с провизией, аптечкой (ну мало ли!) и канистрами. Еще три пятилитровых канистры несли в руках.

Наши палатки стояли недалеко от “башки” Верблюд-горы, со стороны Волги, где полным полно штолен. Идти решили как ближе – через горные тропы по склонам гор, на север к Ширяеву. Так как у меня давно зрела мыслишка пройти за водой, проникнув в Ширяевский овраг, решил спросить друзей – не против ли. Ребята были не против, и вот мы ищем пологий подъем на гору, вдоль которой идем (заранее оговорюсь – пологий – из-за того, что у Славика стало простреливать ногу в районе колена, так что рисковать было лишним).

Там, где тропы образуют развилку, забираем кверху. Подъем несложный, но идем спокойно – все-таки у одного из нас с ногой проблема. минут через десять идущий в арьегарде Женя замечает какой-то дым выше по склону. Откуда он, не видно, деревья закрывают вид. Продолжаем подниматься, вот уже близок перевал. Внезапно Женя останавливается, озадаченно говоря что-то вроде “Фигасе…” Ну, теперь понятно, откуда дым шел. На склоне горы метров на пять повыше и правее нас стоит мужик лет шестидесяти (может больше – хрен разберет). Одет в зеленое, в руке пила. Позади него его пристанище – добротно сделанный навес в углублении скалы, что-то вроде стола, кое-какая утварь, в глубине – вырыто что-то вроде лежанки, в ней – спальный мешок. Посмотрев на такой лагерь, любой турист скажет: всерьез, тепло и надолго.

Старик стоит и молчит. Выражение лица – настороженное, как будто бы мы его застали врасплох ;). Молчание затягивается. В нашей группе все ошалело смотрят на незнакомца. Я первым решаюсь заговорить, здороваюсь и спрашиваю дорогу на Ширяевский овраг: как, мол, полегче и побыстрее пройти? Старичок оживляется, уверенно говорит, типа, зря шли, намного быстрее можно было пройти у Верблюд-горы, а здесь до перевала идти и идти.

Дальше рассказывает дорогу: у головы Верблюда есть овраг, по тому оврагу надо подняться, повернуть направо у дерева с цветным скотчем, а там и Ширяевскй овраг. На мой вопрос, что он тут делает, мужичок неохотно отвечает: в это время сюда приезжаю пожить. Спасибо, говорю, можно Вас на память сфотографировать (не каждый день лесного отшельника встречаешь)? Здесь он чего-то пугается и отнекивается: “не люблю”. Ну, думаю, насильно человека не сфоткаешь, да и сердить не стоит. Делаю снимки ялов, проходивших по Волге на юг (тогда как раз стартовала Жигулевская Кругосветка).

Попрощавшись с отшельником, пускаемся в обратный путь к лагерю. Славе совсем хреново, и хоть он хотел во что бы то не стало побывать в Чаше, он остается в лагере. Остальные ребята не поддаются на уговоры и нам с Женей приходится пилить одним.

Довольно быстро находим указанный овраг, начинаем подъем. Народу, которого, кстати, собралось у Верблюда очень много – Тольятти, Ульяновск, Самара и прочие – становится все меньше. Скоро идем совсем одни – народ как отрезало. По компасу слишком отклоняемся к югу, и когда овраг раздваивается, идем направо. Минут через двадцать оказываемся вроде бы на верном пути – направление взяли правильное – на северо-запад от Верблюда. Проходит десять минут. Компас начинает барахлить: внутренняя навигация подсказывает, что держим к северу, компас показывает запад. Поверив ему на этот раз, продолжаем идти. Овражек кончается. Начинается длинный подъем, и вроде бы вдали просвет, и Женя заверяет меня, что это, наконец, Ширяевский овраг. Утихает беспокойство по поводу незнакомых мест и довольно долгого пути.

Местность, как это характерно для Жигулей, опять поменялась: сорок минут назад шли по замшелому оврагу, затем – по лесистому пологому склону. Лес стареет, появляются кустарники. По еле заметной тропинке много следов лосиной жизнедеятельности :). Увиденный просвет оказывается лишь небольшой полянкой. Разочарование сменяется боязнью зайти куда-нибудь не туда и заблудиться. Решаем поставить будильник – если через сорок минут не выходим в овраг то возвращаемся в лагерь – увы – вторично без воды. Естественно, такой вариант нас обоих не устраивает, да и времени полно – солнце в зените, и мы продолжаем путь.

Вот перед нами снова развилка: появляется что-то вроде колеи, уходящей в “мертвый” лес, сквозь невысокие сухие, плотнорастущие деревца да кусты ничего не видно. Выбираем дорогу севернее. Под ногами – сплошной ковер из фиолетово-синих неизвестных мне цветов, по которым плотным потоком курсируют шмели.

Перспектива найти выход в Ширяевский овраг совсем теряется. Опять забираем к западу и выходим в более-менее сносный лес. И снова останавливаемся офигевшие – нам наперерез идет мужичок. Тот самый. В голове проносится: “Не может быть. Это очень маловероятно, что отойдя от его жилища на два километра, обогнув горный массив, пройдя овраг, бурелом можно вот просто так внезапно встретиться еще раз. Уж очень расстояния велики! ” И он не мог СЛУЧАЙНО выйти на нас, не тот типаж. Вообще, он производил впечатление человека, который знает всю местность вокруг как свои пять пальцев и свободно по ней ориентируется. А если учесть, что это он подсказал нам дорогу, то пока мы делали крюк километров в восемь (если не больше), он мог (или намеренно прошел) по прямой в точку нашей встречи. Но зачем, с какой целю? отшельник? будет? намеренно? вторично? искать? встречи? с людьми, нашедшими его, не побоюсь этого слова, логово?!?

Примерно такие мысли, (только немного более спутанные ;) ) проносились в моей голове тогда, когда Женя и я уже второй раз за день пялились на этого горца. Но одновременно я и радовался, что знающий человек подскажет сейчас дорогу заблудившимся туристам.

На этот раз первым заговорил он. Воскликнув, что он нас неправильно понял, он стал говорить, что мы не туда пошли. Он уверенно повел нас через лес, на запад, и здесь мы с Женей приободрились. Все-таки, судя по виду, он здесь не первый год ходит, и нам верный путь укажет.

Пройдя вместе около полукилометра, мы выяснили, что, оказывается, совершенно заблудились, и если бы не старичок, мы бы бесславно сгинули в безбрежных лесах заповедника. Когда Женя спросил, где находится Ширяевский овраг, отшельник ткнул пальцем в сторону, где мы бы никогда не подумали его искать. То есть северо-западное направление, которое мы держали до сих пор, оказалось ложным.

Компас к этому времени врал безбожно. Оставалось уповать лишь на две вещи: на свое внутреннее чутье либо на слова старичка. И здесь я решаю подкрепить свою уверенность, показываю рукой на север и говорю: “В той стороне Ширяево, чтобы не заблудиться, мы лучше пойдем на него.” Ответ старичка заставил меня внутренне напрячься и вздрогнуть: он показывает на ЮГ – “Ширяево там, на ЗАПАДЕ!”, поворачивается и показывает на СЕВЕР, там, где по моим расчетам Ширяево: “А там ВОСТОК, там Волга, видите синеет”. К своему удивлению, я поднимаюсь на пригорок и действительно различаю что-то, похожее на реку. Отвлекусь и замечу, что с детства у меня внутреннее чувство направления, откуда я иду и куда должен идти, а еще я могу достаточно точно определить, где стороны света.

Слова незнакомца меня ошарашили! Судя по его заверениям (тон был дружелюбный, это меня еще больше настораживало, будто бы он искренне желает наставить нас на путь истинный – в прямом смысле), мы ни с того ни с сего телепортировались куда-нибудь к Богатырю и должны идти на юг, который запад. Сомнения Жени были почти рассеяны еще и тем, что старичок предложил ПРОВОДИТЬ нас до Ширяева, то есть пойти за ним на Запад, который Юг.

И в этот момент я уже на сто процентов был уверен: старикан врет. Врет безбожно и очень убедительно, будто хочет, чтобы мы пошли еще дальше, ВГЛУБЬ Луки (посмотрите по карте, сколько квадратных километров лесов к югу и западу от Верблюда!).

Я схитрил. Чтобы не выдавать раскрытый обман (мало ли что придет в голову одиночке, шастающему по горам), я выбираю золотую середину: я показываю рукой на север и спрашиваю:”Там Восток, и там же Волга?”. Он поддакивает, а я радуюсь, что его поймал. “Вот туда мы и пойдем!”. Старичок в последний раз делает пакость: говорит, что на севере обрыв и надо сделать крюк, спуститься с горы (в итоге мы просто тратим лишние силы на подъем). На том и порешили. Женя интуитивно почувствовал, что дело неладно, и согласился пойти, как планировалось изначально.

Разминулись с стариком. Проходим десять метров. Осматриваюсь: его уже нигде нет...

Немного придя в себя и посовещавшись с Женей, в последний раз смотрю на свихнувшийся компас: каждые десять метров он показывает разные направления. Сил порядочно поубавилось, в злополучный овраг идти нет никакого смысла, я доверяюсь своему чутью: идем на север-северо-восток. Перед нами нехоженые места, очень величественный и светлый лес, впереди долинка, забирающая на запад. На этот раз гора нам не помеха – чтобы не сбиться, мы даже не меняем направление, заходим на гору в лобовую.

Нам предстоит еще долгий подъем на очень высокую гору и гигантское облегчение при виде родной реки Волги. Тогда, осознав свою правоту и поблагодарив Бога за помощь при встрече с лукавым стариком (а если бы мы ему поверили?!) я на всю Луку кричу вдогонку мужичку ”#[email protected]и-з-д-о-бо-о-л!” В награду за пережитое Лука открывает нам прекраснейшие виды на километры лесных далей, теряющихся в дымке на горизонте, и солнечную погоду по дороге вплоть до самого Ширяева, куда мы доходим по хребту горы.

Воду мы набрали, правда не в Чаше а Ширяеве, так как во время спуска с Поповой горы мы промокли до нитки от накатившего дождя. Что ж – не судьба так не судьба! Зато появится новая история, которую так хорошо рассказывать, греясь с товарищами у костра.

DStone

|